Кто первый пересадил сердце человеку

Первый человек, которому пересадили сердце, прожил 18 дней

Кто первый пересадил сердце человеку

3 декабря 2015 г., 12:30, ИА “Амител”

Знаменитый кардиохирург Кристиан Барнар провел первую пересадку сердца, также был литератором и ярым противником апартеида.

Сегодня пересадка сердца превратилась в рутинную операцию. Люди с донорским сердцем работают, женятся, занимаются спортом. Вынашивают и рожают детей. Первая пересадка человеческого сердца произошла 3 декабря 1967 года – 48 лет назад. Кардиохирург, который решился на эту операцию, – Кристиан Барнард. Ему же принадлежит фраза: “Даже пересаженное сердце способно любить”. ИА “Амител” вспоминает интересные факты из биографии этого человека, благодаря которому спасены тысячи человеческих жизней. Первой успешной операцией Кристина Барнарда стала трансплантация почки в октябре 1967 года. Окрыленный успехом, Барнард стал искать пациента, который бы согласился на пересадку сердца. Долго ждать не пришлось. 54-летний польский эмигрант Луис Вашкански, страдавший неизлечимой сердечной болезнью, принял предложение профессора стать первым пациентом с пересаженным сердцем.
Других шансов выжить у больного не было. Оставалось только ждать донорского органа, и Вашкански получил его. Сердце было взято у 23-летней девушки, погибшей в автокатастрофе. 3 декабря 1967 года в половине второго ночи две бригады хирургов приступили к операции. Через несколько часов кропотливой работы, в половине шестого, пересаженное сердце начало биться. На следующий день Барнард проснулся знаменитым, а первые страницы газет пестрели заголовками, сообщавшими о сенсации в области медицины. Однако доктора Барнарда в данный момент волновало лишь то, как поведет себя организм по отношению к чужому сердцу.
К счастью, оно продолжало работать, причем настолько хорошо, что через несколько дней пациенту разрешили вставать с постели. Но беда пришла с другой стороны – мощные дозы иммунодепрессантов ослабили иммунитет Вашкански. Пациент заболел воспалением легких, от которого не смог оправиться. Восемнадцать дней – ровно столько билось первое пересаженное сердце.Вскоре беда пришла и в дом хирурга: сначала трагически погиб его сын, а затем от Кристиана ушла жена. В это же время профессор Барнард решил оставить хирургию и стал уделять больше внимания проблеме замедления старения.Подобно профессору Преображенскому из романа Булгакова, на склоне лет Барнард занялся вопросами омоложения. Он сотрудничал со швейцарской клиникой, где проводились процедуры по омоложению. Барнард был озабочен и собственным старением.  На то имелись тайные причины: он снова влюбился. В 1987 году Кристиан женился на красавице-фотомодели, которая была моложе своего знаменитого мужа на 40 лет. У супругов родились двое детей, но и этот брак, третий по счету в жизни хирурга, оказался недолговечным. Впрочем, жизненные невзгоды не лишили врача оптимизма. Размышляя над проблемой сохранения здорового сердца, он пришел к выводу, что его собственная жизнь может служить иллюстрацией того, как можно такое сердце сохранить. В итоге на свет появилась книга “50 путей к здоровому сердцу”.В ней знаменитый хирург высказал нетрадиционный взгляд на здоровье, отторгнув многие прописные истины. Эта книга, по его словам, должна была научить людей избегать сердечных заболеваний и продлевать полноценную жизнь.
Книга знаменитого хирурга содержит множество ценных рекомендаций и полна парадоксов. Например, “будьте осторожнее со строгими диетами. После большинства курсов похудения худеет только ваш кошелек”. Барнард призывал не нервничать по пустякам. Он считал, что люди часто сами придумывают себе переживания. “Большинство вещей, вызывающих стресс, не стоят того”, – писал он. Тем не менее Барнард полагал, что стресс сам по себе не опасен. Он тонизирует, активизирует работу мозга, повышает защитные силы организма. В последние годы жизни Барнард с тревогой наблюдал изменения, происходящие в медицине. Он возмущался новым типом врачей-технократов, которые лечат на основе высоких технологий, но забывают о важности человеческих отношений между доктором и больным. Барнард добился успеха не только в профессиональной деятельности, но и как литератор. Ярый противник апартеида, он издал ряд книг автобиографического характера, написал роман о донорстве. Сразу несколько изданий предложили ему стать ведущим колонки о здоровом образе жизни, и Барнард с удовольствием делился своими мыслями с газетных страниц. Кристиан Барнард умер в сентябре 2001 года во время отдыха на Кипре. И ведь как странно устроена жизнь! Человек, который знал о сердце все, не раз держал этот орган в своей руке и спас тысячи больных-сердечников от неминуемой смерти, сам стал жертвой сердечного приступа.

 Мировой рекорд по продолжительности жизни с пересаженным сердцем держит  американец Тони Хьюзман: он прожил с пересаженным сердцем 32 года и скончался от заболевания, не связанного с сердечно-сосудистой системой.

Первая в СССР пересадка сердца была проведена  4 ноября 1968 года группой врачей, которой руководил академик АМН СССР Александр Александрович Вишневский. Она закончилась неудачно, и “тему прикрыли”.

Первая удачная операция такого рода  прошла 12 марта 1987 года под руководством академика Валерия Ивановича Шумакова.

Источник: https://www.amic.ru/news/317718/

«Вам хватило наглости играть в Бога»

Кто первый пересадил сердце человеку

50 лет назад кардиохирург Кристиан Барнард провел первую в мире пересадку сердца от одного человека к другому. Операция прошла в Кейптауне, столице ЮАР, в больнице Гроот Шур.

За плечами Барнарда было уже более полутора тысяч операций на сердце, а в последние годы перед трансплантацией он экспериментировал с пересадкой сердца у собак.

Он провел 48 операций, но ни одно животное не прожило больше 10 дней.

Одним из пациентов больницы был Луис Вашкански, 54-летний уроженец Литвы.

Он страдал от тяжелой застойной сердечной недостаточности после нескольких инфарктов миокарда на фоне тяжелого сахарного диабета и проблем с периферическими артериями. Впрочем, быть заядлым курильщиком ему это не мешало.

Кроме того, из-за отеков врачи проводили ему периодические пункции подкожно-жировой клетчатки ног, что из-за проблем с сосудами привело к образованию инфицированной раны левой голени.

Врачи отводили ему всего несколько недель жизни. Предложение Барнарда о пересадке сердца он принял без колебаний.

2 декабря 1967 года жена Вашкански, Энн, навестила его в больнице и отправилась домой. На ее глазах 25-летнюю банковскую работницу Дениз Дарваль, которая переходила дорогу вместе с матерью, сбил пьяный водитель. Тело девушки от удара отлетело в сторону, головой она ударилась о припаркованную машину, проломив череп. Ее мать погибла на месте.

Дарваль была быстро доставлена в больницу и подключена к системе искусственного жизнеобеспечения. Однако травма головы была несовместима с жизнью.

Отец Дениз подписал согласие на трансплантацию.

«Если вы не можете спасти мою дочь, вы обязаны попытаться спасти этого мужчину»,

— сказал он.

Луис Вашкански и Дениз Дарваль

Операция состоялась 3 декабря 1967 года. Она началась около часа ночи и закончилась только в 8:30 утра. Для ее проведения понадобилось более 20 врачей и медсестер.

Вашкански лежал в операционной со вскрытой грудной клеткой и уже удаленным сердцем. «Я заглянула в эту пустую грудь, человек лежал без сердца, и лишь система искусственного жизнеобеспечения поддерживала в нем жизнь. Это было очень страшно», — вспоминала медсестра Дин Фридман, которая ассистировала во время операции.

Дениз Дарваль находилась в соседнем помещении, подключенная к аппарату искусственной вентиляции легких. Барнард распорядился отключить аппарат. Ее сердце было изъято лишь спустя 12 минут после того, как оно остановилось — хирурги боялись обвинений в том, что они вырезали еще бьющееся сердце.

Когда, наконец, все сосуды были соединены, присутствующие замерли в ожидании.

«Сердце было неподвижно… Затем внезапно сократились предсердия, за ними — желудочки», — рассказывал потом Барнард.

Анестезиолог называл частоту пульса. 50 ударов в минуту, 70, 75… Через полчаса пульс достиг ста ударов в минуту. Новое сердце успешно справлялось со своей задачей.

«Настроение было необыкновенным. Мы знали, что все прошло хорошо. Барнард вдруг снял перчатки и попросил чашку чая», — вспоминал один из присутствовавших на операции интернов.

Барнард был так взволнован успехом операции, что сперва даже забыл сообщить о ней руководству больницы.

Хирурги не вели съемку и даже не сделали ни одной фотографии — все их мысли были сосредоточены на самой операции.

Информация об успешной пересадке сердца просочилась в прессу к часу дня. Журналисты были порядком удивлены, что такая операция прошла не в США, а в ЮАР.

Репортеры осаждали больницу, внимательно следя за выздоровлением Вашкански, который шел на поправку удивительно быстро. На четвертый день после операции он даже дал интервью для радио.

Вашкански стал известен как «мужчина с сердцем юной девушки».

Барнард получил множество писем от людей, узнавших об операции. Далеко не все они были настроены доброжелательно и разделяли его восторг.

«Были люди, которые писали профессору Барнарду очень критичные письма, ужасные письма. Они называли его мясником», — рассказывала Фридман.

В те годы сердце воспринималось не просто как орган — для многих оно было символом чего-то большего.

«Вам хватило наглости играть в Бога, дарующего жизнь», — упрекал Барнарда автор одного из писем.

На 12-е сутки состояние Вашкански ухудшилось. Рентген грудной клетки выявил инфильтраты в легких.

Решив, что причина их появления — в сердечной недостаточности из-за отторжения донорского сердца, врачи увеличили дозу иммуноподавляющих препаратов. Это стоило Вашкански жизни.

Он умер от тяжелой двусторонней пневмонии, из-за которой и появились инфильтраты, на 18-й день после операции. Вскрытие показало, что с сердцем все было в порядке.

На самом деле, операция могла состояться месяцем раньше — у хирургов было на примете подходящее донорское сердце.

Но оно принадлежало чернокожему пациенту, а незадолго до этого в прессе разразился скандал из-за пересадки почки от черного мужчины белому, которую тоже провел Барнард.

Спекулятивные публикации были крайне нежелательны для старта программы трансплантологии в стране, живущей в условиях расовой дискриминации.

Барнард вскоре начал подготовку ко второй пересадке, которая состоялась уже 2 января 1968 года. Второй пациент, Филипп Блайберг, прожил после операции 19 месяцев и даже успел написать книгу о своем опыте.

Успех Барнарда вызывал резкий всплеск интереса хирургов к трансплантологии, но многие из них принялись проводить операции без должной подготовки, что сопровождалось большим количеством летальных исходов. Это вызвало скептическое отношение к перспективам операций по пересадке сердца и заставило многих специалистов отказаться не только от проведения трансплантаций, но и от экспериментальной работы.

Барнард же продолжал работать в этой области. К 1974 году он провел 10 операций, и еще одну — по пересадке сердца и легких. Один из пациентов прожил после операции 24 года, другой — 13 лет. Двое — более 18 месяцев.

Также Барнард разработал методику пересадки сердца, при которой сердце реципиента оставается на месте, а сердце донора «подсаживается» в грудную клетку. За следующие девять лет он провел 49 таких трансплантаций и доказал, что такой подход повышает годовую выживаемость пациентов до более чем 60%, а пятилетнюю — до 36%.

При обычной пересадке эти показатели составляли 40% и 20% соответственно. Отточенная техника и более совершенные иммунодепрессанты способствовали заметному снижению смертности пациентов.

В наши дни проводится около 3500 операций по пересадке сердца в год, из них около 2000 — в США. Годовая выживаемость пациентов составляет 88%, пятилетняя — 75%. 56% пациентов проживают более 10 лет.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2017/12/03_a_11028074.shtml

Даже пересаженное сердце способно любить. Кристиан Барнард

Кто первый пересадил сердце человеку

Риск первопроходца

О том, что первопроходцев венчает слава, известно всем. Однако мы не всегда задумываемся над тем, как это сложно, ответственно, а зачастую и рискованно — идти нехоженым путём.

Кардиохирург из ЮАР Кристиан Барнард, впервые осуществивший успешную пересадку сердца от человека человеку, ни на минуту не забывал об этом.

Но врач годами, упорно, через неудачи и сомнения, шёл к своей цели и, в конце концов, добился желаемого, навсегда вписав своё имя в историю медицины.

Это событие произошло в госпитале Кейптауна. К тому времени Барнард провёл уже более полутора тысяч операций на сердце и активно экспериментировал с пересадкой этого органа собакам.

«До 1986 года доктор Демихов руководил лабораторией, в которой разрабатывали методы трансплантации почек, печени, конечностей, желез внутренней и внешней секреции». Цитата из материала «Не измени себе… Человеческий подвиг Владимира Демихова»

Первым человеком, которому Барнард решился пересадить донорское сердце, стал его 54-летний пациент Луис Вашкански. На фоне сердечной недостаточности и сахарного диабета в тяжёлой форме пережитые им несколько инфарктов практически не оставляли Луису шансов на будущее, счёт жизни шёл буквально на недели. Поэтому мужчина согласился на операцию не задумываясь.

Первая пересадка

Донором стала 25-летняя сотрудница местного банка Дениз Дарваль: девушку сбил на автомобиле нетрезвый водитель, её череп был безнадёжно повреждён, но сердце оказалось не тронутым. Подписывая согласие на трансплантацию, отец несчастной проявил незаурядное мужество: если вы не в состоянии спасти мою дочь, сказал он, попробуйте хотя бы сохранить жизнь этому мужчине.

Донором стала 25-летняя сотрудница
местного банка Дениз Дарваль

Около часа ночи 3 декабря 1967 года Кристиан Барнард начал первую в мире пересадку сердца человеку. Операция длилась, по разным источникам, от пяти до семи часов, врачу помогали двадцать с лишним специалистов-медиков.

Луис Вашкански и Дениз Дарваль

Самыми напряжёнными стали минуты, когда к пересаженному сердцу подсоединили все сосуды. Первыми начали сокращаться предсердия, потом заработали желудочки, у больного появился пульс…

Продолжение пути

Однако первый опыт нельзя было назвать вполне успешным: Луис Вашкански умер на 18-й день после операции от тяжёлой двусторонней пневмонии. Вскрытие показало, что пациент умер от двусторонней пневмонии, вызванной ослаблением иммунной системы.

Уже через месяц кардиохирург проводит вторую аналогичную операцию. Его новый пациент, Филипп Блайберг, прожил с новым сердцем более полутора лет и даже успел написать книгу о своих ощущениях.

Среди тех, кому Кристиан Барнард пересадил сердце (операция была проведена в 1971 году), дольше всех прожил Дирк ван Зыл — рекорд составил 24 года.

Жизнь после операции

Вслед за Барнардом хирурги многих стран с энтузиазмом начали заниматься пересадкой сердца. Однако зачастую должной профессиональной подготовки врачам не хватало, и летальных исходов оказалось немало. Лишь появление практического опыта в проведении таких операций и появление новых, более совершенных иммунодепресантов позволили заметно снизить процент смертности пациентов.

Статистика пересадок сердца в мире, основанная на рабочих данных Всемирной организации здравоохранения, говорит о том, что в среднем таких операций в мире делается сегодня около 5400 каждый год. С новым сердцем живут уже более 55 000 человек.

Ежегодно в мире пересадок
сердца делается около 5400

Однако трансплантация главного человеческого органа — это только полдела. Период после операции протекает непросто, так как зачастую медицина вынуждена сталкиваться с последствиями пересадки сердца.

Чтобы добиться приживаемости донорского органа, пациенту назначаются подавляющие иммунитет сильные препараты, а это довольно часто провоцирует развитие вирусных, бактериальных или грибковых инфекций.

Рокфеллер пережил пересадку сердца 6 или 7 раз, и ещё дважды трансплантацию почек. Так ли это? Читайте здесь

Но всё же у большинства людей, перенесших такую операцию (82–85%), есть перспективы прожить ещё 10-20 лет. А представители ассоциации кардиологов в Нью-Йорке опубликовали данные, согласно которым, 70% людей с донорскими сердцами после успешно пройденной реабилитации возвращаются к привычному образу жизни и даже работают без ограничений.

Хирург, благотворитель, писатель

Кристиан Барнард прославился не только как кардиохирург. Уже после получения мирового признания он много и плодотворно занимался благотворительностью. На его средства созданы и продолжают помогать людям во всех уголках планеты различные фонды: помощь получают онкологические клиники, малообеспеченные семьи.

Кристиан Барнард, Майкл Дебэйки и Адриан Кантровиц перед записью передачи «Лицо нации», 24 декабря 1967 года

Кроме того, Кристиан Барнард написал не только 250 научных трудов, но и стал автором 15-ти художественных книг. Наибольшую известность принёс ему роман «Нежелательные элементы», повествующий о непростой истории двух врачей в ЮАР времен апартеида.

В общей сложности Кристиан Барнард стал обладателем 36-ти престижных наград, полученных им в двадцати с лишним разных странах. Ему вручены более семи десятков золотых, серебряных и бронзовых медалей, а 26 городов мира сделали его своим почётным гражданином. Умер врач 2 сентября 2001 года от сердечного приступа, спровоцированного астмой.

Игорь Чичинов

Редакция рекомендует:

Человек глобального размаха. Святослав Фёдоров

Продать всё – спасти миллионы. Как был открыт инсулин

Чулпан Хаматова: помочь может каждый

Источник: https://www.mrtexpert.ru/articles/776

50 лет назад в мире впервые было пересажено ­человеческое сердце

Кто первый пересадил сердце человеку

Обложка журнала “Лайф”, 15 декабря 1967 года, посвященная первой в мире пересадке человеческого сердца. LIFE

Историческая трансплантация? Да, конечно. А точнее – революция в медицинской науке и практике.

И началась она 3 декабря 1967 года, когда в Кейптаунском госпитале Гротен Схур выдающийся хирург Кристиан Барнард впервые в мире пересадил 54-летнему Луису Вашканскому сердце молодой женщины, погибшей в автокатастрофе. До этого уже пересаживали почки, печень, легкие.

Полвека – это срок. В развитых странах подобные операции – будни медицины, как говорится, они на потоке. Можно подводить итоги, можно заглядывать в будущее.

Однако доклад главного трансплантолога Минздрава России, руководителя Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени В.И. Шумакова, академика Сергея Готье в честь 50-летия первой пересадки сердца называется “Трансплантология органов: мифы, реальность, будущее”.

Сергей Владимирович, так почему мифы? Потому что ни одна отрасль медицины так не будоражит наше воображение, как пересадка органов? Все-таки: вместо своей почки работает чужая. Вместо своего легкого дышит донорское. Почек две. Легких тоже пара.

Пересаживать можно не всю печень, а лишь ее фрагмент. А сердце… Оно единственное, без него нет жизни. Это только в песнях “вместо сердца пламенный мотор”. Когда Барнард провел его первую пересадку, медицинское сообщество приняло это неоднозначно.

Были не только и даже не столько восторги, а совсем напротив. И по сей день к пересадке органов, сердца тем более, отношение разное. Спасение? Долго не живут? Те, кто прошел через эту процедуру, обречены на развитие злокачественных новообразований? И так далее.

Поэтому вы специально говорите о мифах, сопровождающих пересадку органов?

Согласно международным конвенциям донорские органы пересаживаются только гражданам своей страны

Сергей Готье: И поэтому тоже. Так вот о мифах. Начну по порядку. Иногда утверждают, что трансплантология в России вне закона. Абсолютная ложь, основанная на незнании действительного положения вещей.

Точно так же, как и якобы не все органы можно пересадить в России, что ради пересадки надо отправляться в другие страны. Утверждаю: любая пересадка органов проводится в нашей стране, и проводится успешно.

Сергей Готье: В любом деле никогда 
нельзя быть всем довольным

Следующий миф, который любят использовать кинематографисты, телевидение, авторы детективов: любой орган можно извлечь чуть ли не в сарае, даже в подворотне, органы продают, покупают.

Абсолютная чушь! Забор органов – очень сложная процедура, которую способны проводить только обученные специалисты в соответствующих условиях.

Так же как продажа органов – дело нереальное, поскольку требуется тщательнейший отбор по соответствию того или иного органа тому или иному человеку.

Следующий миф: люди с пересаженными органами долго не живут. Мировой опыт, мой личный опыт свидетельствуют: это не так. Люди с пересаженными органами в основном живут столько же, как и те, кому никто ничего не пересаживал.

Есть масса примеров их долгожительства. Более того, дети, которым в свое время была сделана пересадка, живут, взрослеют, работают, обзаводятся семьями, рожают.

Другое дело, что прошедшие трансплантацию нуждаются в особом медицинском контроле.

Еще один миф: органное донорство противоречит замыслу Божьему. Тут хочу сказать, что расцвет современной трансплантологии во многом обязан участию католической церкви, которая сформулировала постулат: “Не берите свои органы на небо.

Они нужны нам здесь”.

А Патриарх Кирилл в своем Обращении к российским трансплантологам написал, что Русская православная церковь приветствует усилия трансплантологов по спасению жизней людей, и что органное донорство – проявление гуманизма и милосердия.

Москва. Международный конгресс трансплантологов. Нэнси Эшер с супругом и Сергей Готье (справа). Из личного архива автора

На Третьем Национальном конгрессе трансплантологов, пожалуй, самым впечатляющим моментом был тот, когда на сцену вышли здоровые успешные люди, которым когда-то были пересажены органы. А я до сих пор помню Шуру Шалькову, которой в 1987 году Валерий Иванович Шумаков впервые в России успешно пересадил сердце.

Помню, наверное, именно потому, что путь к этой пересадке был очень непрост. Ведь еще в 1937 году наш великий соотечественник Владимир Петрович Демихов, тогда еще студент биологического факультета, впервые в мире сконструировал прообраз искусственного сердца и успешно использовал его в экспериментах на собаках.

К великому сожалению, и в ту пору, да и сейчас, нередко действует убеждение, что нет пророков в собственном отечестве. Демихова не признавали даже тогда, когда он демонстрировал свою уникальную собаку с двумя головами. Более того, его обвиняли в том, что он не врач, а биолог-экспериментатор, и ему не место в медицине.

И свой век он доживал в убогой квартире на окраине Москвы. Хотя весь мир Демихова почитает и признает как основоположника мировой трансплантологии. Отрадно, что в наше время в НИИ Склифосовского появилась памятная доска в честь Демихова, которого в свое время Склиф приютил.

А 100-летие Демихова трансплантологи отметили специальным форумом и открытием памятника в Центре трансплантологии имени Шумакова. Но вернусь к Шуре. Когда я впервые увидела ее после операции, весело бегущую по ступенькам Института трансплантологии, сказала Валерию Ивановичу: “Эта выживет”. Валерий Иванович ответил: “Очень на это надеюсь”.

Решила объяснить, “выживет потому, что не осознает, что в ее груди чужое сердце”. Но почему в стране Демихова так долго не приступали к пересадке сердца? Почему только через 20 лет Валерий Иванович Шумаков смог удачно пересадить сердце Шуре?

В чем заключается главная проблема трансплантации в России

Сергей Готье: Психология таких пациентов – очень важный фактор, и мы его учитываем. А почему только через 20 лет? Отечественные хирурги не раз пытались пересадить сердце. Но эти попытки были обречены, потому что сердце изымалось у доноров после прекращения кровообращения. Официальное понятие “смерть мозга – это и есть смерть человека” появилось только в конце 80-х годов.

С Шуры Шальковой началась эра трансплантации сердца в нашей стране. А что теперь?

Сергей Готье: Приведу цифры. В 2016 году проведено 270 трансплантаций сердца. В этом году, думаю, будет больше 300. Такие операции проводят не только в Москве, но и в Петербурге, Краснодаре, Новосибирске, Екатеринбурге, Кемерове. Недавно первые пересадки сердца сделаны в Челябинске, Красноярске, а буквально неделю назад – в Ростове-на-Дону.

В прошлом году только в вашем центре проведено 132 пересадки сердца, больше чем во всех других центрах трансплантации в мире. Но объясните мне, почему же все-таки некоторые соискатели чужого сердца отправляются за рубеж?

Сергей Готье: Это, кстати, очередной миф, который, если не возражаете, хочу развеять. Да, к сожалению, некоторые сограждане больше доверяют западной медицине, чем нашей. Не хочу никого переубеждать, только приведу примеры из практики нашего центра.

В последнее время мы все чаще получаем письма, содержание которых сводится к просьбе забрать из клиники (Италии, Германии) нашего соотечественника, поскольку ему показана трансплантация сердца. Выясняется, что пациент, страдающий тяжелейшим заболеванием сердца, с надеждой на благоприятный исход, отправился в зарубежную клинику.

Там за немалые деньги провели обследование и вручили направление к нам на пересадку.

Почему не делают сами? Ведь пациенты готовы платить огромные деньги.

Сергей Готье: Все очень просто, но об этом не все знают: согласно международным конвенциям, донорские органы пересаживаются только гражданам своей страны.

Выжутович: Трансплантация не разовьется без посмертного донорства

Помню времена, когда известные в нашей стране медики заявляли, что хирург прикоснувшийся скальпелем к сердцу, вообще не имеет права именоваться врачом. Времена меняются. Вот у меня приглашения на различные мероприятия последних дней.

В них сообщается, что Лео Антонович Бокерия только что провел уникальную операцию 80-летнему мужчине, у которого был выраженный стеноз аортального клапана.

Московские детские кардиохирурги вместе с коллегами из Белоруссии начинают операции по лечению нарушений сердечного ритма у детей 5-6 лет… Я это к тому, что сердце перестало быть табу. И все же его пересадку у нас делают меньше, чем в других развитых странах. Почему?

Сергей Готье: Я уже сказал, что трансплантация сердца является прерогативой не только Москвы, но и других регионов. Но количество трансплантаций напрямую зависит от наличия донорских органов.

Сейчас мы идем к созданию общероссийской системы донорства, цель которой максимально использовать национальный донорский ресурс для спасения жизни наших граждан. Наиболее успешно такая система действует в столичном регионе.

В результате принятия нескольких разумных решений частота донорских изъятий на миллион населения в год приближается к 20, что немногим меньше, чем во Франции и в Италии, и уже намного больше, чем в Германии.

Подготовлен законопроект, который предусматривает развитие донорства и трансплантации органов в большинстве регионов страны. Это, прежде всего, обеспечит возможность пересадки почки по месту жительства и, конечно, увеличит возможность пересадки печени, сердца и легких в крупных трансплантационных центрах по всей стране.

Сергей Готье: Надо больше рассказывать об успехах трансплантологии

На недавнем конгрессе трансплантологов познакомилась с президентом Всемирного трансплантологического общества госпожой Нэнси Эшер. Говорили с Нэнси о том, что сейчас выращиваются органы, создаются искусственные, появляются органы, полученные в результате клеточных технологий.

Это изменит лицо трансплантологии? Нэнси считает, что такое вполне возможно. Сказала, что при университете, где она трудится, существует три фермы по выращиванию трансгенных свиней. Известно же, что именно органы свиней более всего приемлемы для пересадки человеку.

И Нэнси надеется в будущем году провести первую операцию по имплантированию человеку почки, взятой у трансгенной свиньи. И у вас в центре, Сергей Владимирович, есть лаборатория по выращиванию донорских органов.

Значит, со временем проблема донорства утратит остроту, значит, сама трансплантология будет совсем иной. И пересадка органов станет проще и доступнее?

Сергей Готье: За счет новых технологий она, возможно, станет доступней. Но не проще. И это будет новая эра. А пока нужно решать насущные проблемы.

Источник: https://rg.ru/2017/12/03/50-let-nazad-v-mire-vpervye-bylo-peresazheno-chelovecheskoe-serdce.html

50 лет пересадок сердца

Кто первый пересадил сердце человеку

3 декабря 1967 года, пятьдесят лет назад, в ЮАР впервые прошла удачная операция по пересадке сердца. Сердце погибшей в автомобильной аварии 25-летней Денизы Дарваль пересадили 55-летнему Луису Вашканскому. Он прожил всего 18 дней, но умер не из-за отторжения организмом сердца или отказа нового органа, а от двусторонней пневмонии.

Второй пациент того же кардиохирурга прожил более полутора лет, третий — более двадцати. Уже пятьдесят лет операция по пересадке сердца не считается фантастикой. Давайте вспомним, благодаря кому люди получают второй шанс на жизнь.

Хирург следит за жизненными показателями пациента после 23-часовой операции по пересадке сердца

Зарождение трансплантологии

К началу XX века в мире уже были проведены первые удачные операции по пересадке органов, в том числе человеку. В 1905 году в Чехии врач Эдуард Цирм использовал роговицу обоих глаз 11-летнего ребёнка для пересадки 45-летнему мужчине.

В результате один глаз спасти не удалось, а второй продолжал видеть в течение 12 лет до самой смерти пациента. Роговица не имеет кровеносных сосудов, чаще всего приживается, но наиболее важным в этом случае можно считать вопрос сохранения донорского материала.

Эту проблему решил российский хирург-офтальмолог Владимир Филатов: он начал пересаживать роговицы трупов, а материал для операции сохранял в течение 1-2 суток после смерти донора при температуре 2-4 градуса выше нуля во влажной камере. Первая успешная операция такого рода прошла в 1931 году.

Кроме того, Филатов совместно с конструктором А. Марцинковским разработал инструменты, которые представляли меньше опасности для хрусталика и повышали эффективность операции.

«Одесса мой единственный маяк, Бывают драки с матом и без мата, И если вам в Одессе выбьют глаз

То этот глаз уставит вам Филатов».

Одесса зажигает огоньки, Е. Агранович
Хирург-офтальмолог Владимир Филатов за работой

Следующим важным этапом в трансплантологии стала пересадка почки. В России в этом направлении экспериментировал Евгений Черняховский. Этот хирург только в 1903-1904 годах провёл 554 операции на органах брюшной полости, сердце и кровеносных сосудах.

С 1907 года он экспериментировал с пересадкой почки на животных, о чём рассказал в 1913 году: «Опыты пересадки почки нам удавались, проходимость сосудов восстанавливалась, но потом почки гангренисцировались».

В 1920-х он продолжил эксперименты со своим учеником Юрием Вороным.

Юрий Вороной в 1930 году на III Всесоюзном съезде физиологов представил собаку с пересаженной ей на шею почкой, которая функционировала к тому моменту более полугода. В 1933 году Вороной провёл первую в мире пересадку почки человеку от умершего донора. Хотя группы крови донора и реципиента не совпадали, хирург пошёл на риск. Орган пересадили на бедро, и он начала функционировать. Пациент прожил двое суток. Важным открытием Юрия Вороного была сама возможность использования кадаверной почки — органа, взятого спустя несколько часов после смерти человека. Он установил, что такая почка после пересадки «оживает» и может функционировать, о чём он написал в итальянском научном журнале «Vіnervа Сhіrurgіса» в 1934 году.

Юрий Вороной отрицал возможность использовать почку, важный орган, от живого человека: «Невозможно наносить заведомую инвалидность здоровому человеку, вырезая у него нужный для пересадки орган для проблематичного спасения больного».

Но сегодня такие операции проводятся, и первой удачной стала пересадка почки одного брата-близнеца второму 23 декабря 1954 года.

Ричард Херрик с органом, который работал раньше в организме его брата-близнеца Рональда, прожил девять лет, женился на медсестре, которая ухаживала за ним во время рождественских праздников, и стал отцом двух дочерей. В 1990 году врач Джозеф Мюррей, который осуществил эту операцию, получил Нобелевскую премию.

Важным вопросом оставались иммунобиологические факторы, органы могли отторгаться реципиентами. В случае с братьями-близнецами подавления иммунитета не потребовалось, но это было исключение из правил. В 1959 году после операции по пересадке от посмертного донора, который не был родственником пациента, использовали облучение тела для подавления иммунитета — результатом стали 27 лет жизни после операции по пересадке почки. Наша иммунная система защищает организм от инородных клеток, которыми может быть как инфекция, так и чужой орган. Развитие иммуносупрессоров открыло новую эру трансплантологии. Пациенты принимают препараты, чтобы избежать отторжения. Побочный эффект от таких препаратов очевиден: ослабление иммунитета снижает способность организма противостоять инфекциям.
Братья Ричард и Рональд Херрик

Первые пересадки сердца

Одним из основоположников трансплантологии считают советского и российского учёного Владимира Демихова. Он провёл множество экспериментов, которые повлияли на медицинскую науку. В 1937 году собака с механическим устройством в виде насоса с электродвигателем вместо сердца прожила два с половиной часа.

Владимир Демихов пересаживал собакам лёгкие, сердце, печень, доказывая принципиальную возможность подобных операций. В 1946 году он пересадил собаке второе сердце, а позже заменил полностью сердце и лёгкие. В 1954 году он представил двухголовую собаку — пересадил голову с шеей и передними лапами щенка взрослой овчарке.

Он двадцать раз повторял этот эксперимент, рекордом в котором стал месяц жизни такого существа. Его книга 1960 года «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте» стала первой в мире монографией по трансплантологии.
Владимир Демихов и собака с двумя сердцами

В 1960-е годы началась гонка между несколькими хирургами.

Американский хирург Норман Шамуэй из Стэнфордской клиники успешно проводил пересадку сердца собакам, некоторые из которых жили до полутора лет.

Он создал метод, по которому трансплантация сердца проводится и сегодня: он не удалял сердце полностью, а оставлял верхнюю часть предсердия вместе с крупными венами, что значительно снижало время, затрачиваемое на операцию, и её сложность. Норман ждал возможности провести операцию на человеке. — ему были нужны доноры.

Нормана Шамуэя опередил Кристиан Барнард, старый приятель по Минессотскому университету. Барнард использовал наработки Владимира Демихова, Нормана Шамуэя и Ричарда Лоуэра. Хирург учился в США, а в 1960 и 1963 годах приезжал в СССР к Владимиру Демихову.

Реципиентом стал 55-летний Луи Вашканский, который поступил в больницу Гроот-Шур, ЮАР после трёх инфарктов. Он согласился на операцию, поскольку в любом случае ему оставалось жить несколько недель. Возникли проблемы с донором: политический режим ЮАР не позволял использовать сердце чернокожих. Ранее из-за этого был скандал, связанный с самим Барнардом — тот пересадил почку чернокожего гражданина белому. Его обвиняли в экспериментах над чёрными. Людей же одной с Луи Вашканским расы было всего 20% населения. Ещё меньше — с подходящей группой крови. Несчастный случай на дороге, в результате которого погибла 25-летняя сотрудница банка Дениза Дарваль, подарил Вашканскому шанс на выживание.
Луис Вашканский и Дениза Дарваль Отец Денизы согласился на операцию: «Если вы не можете спасти мою дочь, вы обязаны попытаться спасти этого мужчину». Операция состоялась 3 декабря 1967 года и продлилась около пяти часов. В процессе было замечено, что сердце девушки гораздо меньше сердца реципиента, но оно всё-таки начало функционировать. Спустя несколько дней Луи Вашканский смог встать с кровати, он ел, улыбался, постоянно к нему приходили журналисты. Он прожил 18 дней, после чего умер от пневмонии, усиленной подавлением иммунной системы для препятствования отторжению органа. Следующая операция прошла успешнее — Филипп Блайберг прожил более полутора лет. Дирк ван Зыл после операции в 1971 году прожил 24 года. Уже к декабрю 1968 года, спустя год после первой операции, было проведено около 100 трансплантаций сердца во всём мире.
Обложка издания Life, декабрь 1967 года: Кристиан Бернард и его пациент Луис Вашканский с сердцем 25-летней Денизы Дарваль В СССР первая пересадка сердца была проведена значительно позже, в 1987 году. В СССР не было донорских центров. Валерий Шумаков все двадцать лет после операции в ЮАР вместе с коллегами пытался доказать, что смерть головного мозга — это смерть человека, и что в таком случае она должна стать достаточным основанием для изъятия органов для спасения других жизней. В 1987 году здравый смысл восторжествовал, и за смерть в СССР начали принимать смерть мозга.

12 марта 1987 года двадцатипятилетняя Александра Шалькова с кардиомиопатией стала первой в СССР пациенткой, которая подверглась трансплантации сердца. Девушка прожила более восьми лет. «Думаю, она могла бы жить и сегодня.

Но Шура однажды не приняла в срок положенную таблетку для подавления реакции отторжения. Ее погубила обычная неосторожность. Такое, к сожалению, случается.

Не каждый организм человека может принять вживленный орган», — рассказывал Валерий Шумаков.

Хирург Валерий Шумаков и пациентка Александра Шалькова, осмотр после трансплантации сердца

Одним из самых известных пациентов НИИ трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова стал Владимир Патокин, получивший второе сердце в феврале 1992 года. На тот момент Патокину было 40 лет, и в 2012 он отмечал двадцатилетие со дня операции. Донорский орган он получил от 27-летнего мужчины.

Уже в день операции Владимир Патокин смог сесть на кровати и пройтись на своих ногах. Через полтора года он принял участие в Канаде во Всемирных играх трансплантантов, а в 1994 получил бронзовую медаль в заплыве брассом на 50 метров на соревнованиях среди людей с пересаженным сердцем в Финляндии.

Владимир Патокин, 2012 год. РИА Новости/Сергей Кузнецов Один из главных врагов трансплантологов — время, которое необходимо потратить на поиски нужного донора и на саму операцию. Благодаря экспериментам Владимира Демихова и дальнейшим разработкам в области создания искусственного сердца сегодня пациенты могут ждать пересадки достаточно долго. Сегодня на рынке есть, например, устройство SynCardia Freedom Portable Driver, портативный аппарат, полностью заменяющий сердце — хотя носить его приходится в рюкзаке. Подобные аппараты пока проходят клинические испытания и не используются повсеместно.

При проведении операций используются аппараты искусственного кровообращения — автожекторы. Первые такие аппараты были сконструированы в 1926 году в СССР учёными Сергеем Брюхоненко и Сергеем Чечулиным.

Они экспериментировали на собаках, но впервые такое устройство для операции на открытом сердце применили в 1952 году в США. Это был аппарат искусственного кровообращения Dodrill-GMR, который сам хирург Форест Дьюи Додрилл разработал вместе с General Motors.

В СССР первую операцию с искусственным кровообращением провел Александр Вишневский в 1957 году.

25-летний Стэн Ларкин (Stan Larkin) проходил с насосом в рюкзаке 17 месяцев Операции по трансплантации сердца поставили перед научным сообществом и людьми новые вопросы — религиозные, этические и юридические. Люди ошибочно приписывают сердцу эмоции и часто относятся более положительно к смерти, чем к такому вмешательству в жизнь, к «игре в бога». В законодательствах разных стран за смерть принимался момент полной остановки сердца человека. Для Кристиана Барнарда такое определение было по меньшей мере странным: он был кардиохирургом и в процессе операций, в таком случае, намеренно убивал, а затем воскрешал своих пациентов. Законы, например, не позволяли брать сердца новорожденных младенцев без мозга, которые жили не более двух суток, и использовать их для спасения жизней других новорожденных. Чтобы трансплантация сердца сегодня стала почти обыденной операцией, потребовались изменения в законодательствах и введение систем учёта доноров.

Пересадка сердца сегодня

Уже полвека пациенты получают сердца погибших людей благодаря достижениям в области трансплантологии. В России за 2014 год были сделаны 120 трансплантаций сердца, в 2016 — 200. Для сравнения: в США за 2016 год была проведена 3 тысячи 191 операция по пересадке сердца.

По словам главного внештатного специалиста Минздрава России по трансплантологии, директора научного центра трансплантологии и искусственных органов имени В. Шумакова Сергея Готье, в России этот показатель необходимо поднять минимум до тысячи в год.

  • пересадка сердца
  • трансплантология
  • медицина
  • сердце
  • пересадка органов

Хабы:

  • История IT
  • Научно-популярное
  • Биотехнологии
  • Здоровье гика
  • 23 марта 2016 в 01:06
  • 13 января 2015 в 21:38
  • 2 июля 2009 в 18:22

Источник: https://habr.com/post/408763/

Первая пересадка сердца..

Кто первый пересадил сердце человеку
sandinist

3 декабря 1967 года –  В Кейптауне (ЮАР) Кристиан Барнард (1922-2001) провел первую в истории медицины операцию по пересадке сердца. 

Первой успешной пересадкой органа, которую провел Барнард, была трансплантация почки в октябре 1967 года. Окрыленный успешным результатом и абсолютно уверенный в благополучном исходе и более серьезных трансплантаций, Барнард ищет пациента, согласного на пересадку сердца. 

Долго ждать не пришлось – 54-летний обреченный на неизбежную смерть польский эмигрант Луис Вашкански с радостью принимает предложение профессора войти в историю и стать первым пациентом с пересаженным сердцем. 

Барнард и Вашкански

Других шансов выжить у него не было – настолько тяжело была поражена его сердечная мышца. Оставалось только ждать донорского сердца, и его Вашкански получил от 25-летней девушки Дэнис Энн Дэрвал , погибшей во время тяжелой автокатастрофы. Убитый горем отец (потерявший в этой катастрофе и супругу) дал согласие на пересадку. 

И вот – полвторого ночи третьего декабря 1967 года, обе операционные бригады синхронно начинают работу. Сначала в первом операционном зале было удалено больное сердце Вашкански, вслед за этим Барнард за две минуты удаляет сердце донора и переносит его в соседний зал. Еще три часа кропотливой работы по вживлению нового сердца, и в полшестого пересаженное сердце начало биться!

 А на следующее утро Барнард проснулся знаменитым – передовые газеты всего мира хором сообщали о подвиге южнофариканского хирурга. Но не это интересовало его, а то, как организм пациента поведет себя по отношению к пусть и жизненно важному для него, но все же абсолютно чужому органу.

Ведь реакция отторжения, которой в человеческом организме подвергаются все инородные тела, как искусственные, так и биологические, очень часто сводит на нет работу даже самого искусного хирурга. К счастью, организм Вашкански оказался вполне «лояльным», и пересаженное сердце продолжало работать.

Причем настолько хорошо, что уже через несколько дней после операции ему разрешили вставать с кровати и даже фотографироваться. 

Барнард, 5 декабря 1967 года

К сожалению, беда пришла с совершенно другой стороны – мощные дозы иммунодепрессантов настолько ослабили иммунитет пациента, что спустя несколько дней после операции он подхватил тяжелейшее воспаление легких, от которого так и не смог оправиться. 18 дней – ровно столько билось первое в истории пересаженной человеческое сердце. 

Барнард продолжал работать, несмотря на критику и неудачи. И уже вторая пересадка сердца увенчалась несомненным успехом – пациент прожил с новым сердцем 19 месяцев!.. 

Барнард с Грейс Келли. 8 августа 1968 г.

Барнард всю свою жизнь считал Советского хирурга Владимира Демихова (1916-1998) своим учителем. Профессор Владимир Оноприев в книге воспоминаний «Жить по уму и совести» пишет: 

«Я узнал, каким благодарным учеником оказался Кристиан Бернард. Накануне той первой в мире операции по пересадке сердца он звонит Демихову через пол земного шара. Прилетев (уже после знаменитой операции) в очередной раз в Москву, оглядев ряды встречающих чиновников и воскликнул:
«Простите, но я не вижу здесь моего учителя, господина Демихова. Где он?» 

Встречающие чиновники недоуменно переглянулись: а кто это? Слава Богу, кто-то вспомнил, пришлось выкручиваться: господин Демихов не приехал из-за чрезвычайной занятости в Институте скорой помощи им. Склифосовского.

Гость тут же изъявил желание немедленно оправиться к нему. Пришлось вести.

В полутемном холодном подвале, где размещалась лаборатория первого в СССР отдела трансплантологии органов, и нашёл Бернард своего учителя…» 

Случай из жизни Барнарда: 

Кристиан Барнард читал цикл популярных лекций в ряде городов Южной Африки. Его шофер, смышлёный и достаточно образованный парень, сидя в зале, всегда очень внимательно слушал своего патрона – всё, что тот говорил на лекциях, знал наизусть. Заметив это, Барнард как-то решил пошутить и попросил шофёра прочитать очередную лекцию вместо него. 

В этот вечер профессор, облачённый в форменную одежду шофёра, сидел в зале среди слушателей, а его шофёр делал доклад и отвечал на разнообразные вопросы слушателей.

Но нашлась всё-таки одна слушательница, которая задала ему весьма каверзный вопрос, на который докладчик затруднился ответить. Однако находчивый “лектор” не растерялся.

– Прошу меня извинить, мадам, – ответил он, – я сегодня уже очень устал. А ответить на Ваш вопрос я попрошу своего шофёра…

sandinist

Максим Горький тычет метлой в Федора Шаляпина. 1905 год. 

Источник 

О дружбе писателя с певцом – здесь

Источник: https://sandinist.livejournal.com/352467.html

ОСосудах
Добавить комментарий